«Дэвид Хокни: 82 портрета и один натюрморт»

david-hockney-3-c-david-parry2
David Hockney at the Royal Academy of Arts. (c) David Parry/ Royal Academy of Arts

У человеческой памяти есть хорошее свойство – позитивные яркие впечатления она бережно упаковывает в подсознание и хранит долго. Ясно помню грандиозную – на 13 главных залов – выставку «Дэвид Хокни: крупным планом» в Королевской академии художеств в Лондоне в 2012 году. Посвящена она была пейзажу в творчестве Хокни –  от студенческих работ середины 1950-х с хмурыми предместьями городка Бредфорд, где он родился – через фотоколлажи 1980-х – к гигантскому пылающему красными красками «Большому каньону» 1998 года и, описав круг, снова к местам, где прошли детство и юность, – полям, лугам и лесам Восточного Йоркшира. О выставке тогда много говорили, это было событие не только для узкого арт-круга специалистов и художников, но и для множества поклонников искусства, осаждавших залы академии в течение несколько месяцев. Экспозицию посетили более полумиллиона зрителей. А в следующем году Дэвид Хокни после 8 лет, проведенных в родных пенатах, опять уехал в Лос-Анджелес, где до этого жил на протяжении 30 лет. Отъезду предшествовал инсульт, художник чувствовал себя подавленным и опустошенным, слух резко ухудшился. Один из молодых ассистентов его студии в Бридлингтоне, под влиянием наркотиков выпил кислоту и умер в госпитале. Хокни тяжело переживал все это,  в течение нескольких месяцев не мог работать.

А затем друг Дэвида, арт-куратор Эдит Девени неожиданно получила от него картину – портрет Гонкалвеса де Лима, менеджера студии художника. Хокни изобразил де Лима сидящим в лос-анджелесской студии, голова охвачена руками. Когда Девени указала на сходство композиции портрета с картиной Ван Гога «Скорбящий старик», Дэвид ответил, что это в какой-то мере и его автопортрет. Хокни начал приходить в себя, возвращаться к работе. Вскоре он прислал еще один портрет: в этот раз лицо портретируемого – художника Бинга Гилврея – было открытым. Потом пришел следующий портрет, за ним еще один и т. д.  82 портрета друзей, членов семьи, коллег, соседей, сотрудников, знакомых – тема новой выставки Дэвида Хокни в Королевской академии художеств. Она так и называется: «Дэвид Хокни: 82 портрета и один натюрморт».

Портретов 82, но художник трактует их как одну работу, цельный проект. Процедура исполнения, антураж и параметры для всех картин одинаковы: каждый из 82 портретируемых в течение трех дней приходил в студию и позировал в общей сложности 20 часов, сидя на одном и том же стуле. Художник использовал два варианта фона: синий пол – бирюзовая стена или бирюзовый пол – синяя стена. Позу портретируемый, как правило, выбирал сам, Хокни лишь разворачивал стул под разным углом для очередного портрета. Все работы написаны акриликом на холстах размером 121,9 x 91,4 см.  Добавьте яркие вибрирующие краски, которые так любит Хокни – казалось бы, при столь идентичных выходных данных удручающее однообразие неизбежно. Напротив! Унифицированное окружение, не отвлекая на себя внимания, на самом деле только подчеркивает индивидуальность героя каждого холста. Они очень разные: знаменитости –  комик Барри Хэмпри, галерист Лари Гогосиан, издатель Бенедикт Ташен, архитектор Фрэнк Гери, и – массажист Хокни, брат и сестра художника, его друг и бывший любовник Грегори Эванс, домоуправитель, 11-летний мальчик Руфус – сын художницы Тациты Дин, барон Дже́йкоб Ро́тшильд, художник Джон Балдессари… Работа над проектом заняла два с половиной года.

Куратор Девеньи, чей портрет также есть на выставке, говорит: «Как все большие художники, он (Хокни) пишет то, что видит. Люди изображены такими, как они есть – с их слабостями, силой, тревогами…Это также портрет самого Хокни – каталог людей,  с которыми его свела жизнь, которые важны для него… Он по-прежнему заразительно любопытен и интересуется всем на свете. Дэвид устремлен в будущее, и в то же самое время он – один из лучших знатоков искусства старых мастеров, знает предмет значительно глубже историков живописи. Именно в сочетании знаний и, с другой стороны, жажды постичь нынешний мир и потребности выразить себя и лежит основа его творческого кредо”, – полагает куратор.

Как затесался в компанию из 82 портретов одинокий натюрморт? Никакого коварного подвоха в его присутствии на выставке нет – просто один из кандидатов на портрет в последнюю минуту позвонил и сообщил, что не сможет прийти. А Хокни уже был в студии, наизготовку у холста, при всех кисточках и красках, с заводом адреналина в крови. Ну не пропадать же всему этому понапрасну – вот и написал натюрморт!

David Hockney RA: 82 Portraits and 1 Still-life

До 2 октября 2016

Royal Academy of Arts

Burlington House

Piccadilly, London W1J 0BD

www.royalacademy.org.uk

Be the first to comment

Leave a Reply