Карл I: король и коллекционер

Anthony van Dyck. Charles I, 1635-6. Oil on canvas. Royal Collection Trust / © Her Majesty Queen Elizabeth II 2017

30 января 1649 года в 2 часа пополудни был казнён король Англии, Шотландии и Ирландии Карл I. На эшафот, возведённый перед громадой дворцового комплекса Уайтхолл, король шагнул из окна Банкетного зала. У выхода взгляд Карла I задержался на потолке, декорированном картинами Рубенса. Гигантские живописные холсты, которые он лично заказал фламандскому художнику, воспевали величие его отца, короля Якова I, и являлись аллегорией рождения самого Карла I. По иронии судьбы, это было последнее, что он увидел в своём пышном дворце перед казнью…

Удар топора палача оборвал не только жизнь Карла I – это был приговор коллекции искусства, собранной королём за двадцать лет. Несколько месяцев спустя одна из самых богатых коллекций искусства в Европе распалась – чтобы рассчитаться с долгами и собрать деньги для своей «Армии нового образца», Оливер Кромвель и республиканцы-парламентарии устроили распродажу королевских богатств. Из дворцов Карла I изъяли картины и скульптуру, мебель, гобелены, посуду. Коллекцию выставили в Сомерсет-Хаус, и широкая публика в первый раз смогла увидеть шедевры, украшавшие до этого лишь стены царских покоев. Но долго любоваться не пришлось: почти двухтысячная коллекция была распродана, и разошлась по Европе. Какое-то количество произведений искусства Кромвель оставил в государственном владении, но большинство ушло с торгов; изделия из золота и серебра расплавили.

Anthony van Dyck. Cupid and Psyche, 1639-40. Oil on canvas . Royal Collection Trust / © Her Majesty Queen Elizabeth II 2017

Часть предметов из королевского собрания была передана в счёт погашения крупных и мелких долгов. Так, работы Тинторетто, Тициана и Ван Эйка появились в домах винотогорцев, портных, стекольщиков; не без иронии, королевскому слесарю досталась картина Бассано «Потоп», драпировщику – гобелены… Дипломаты европейских стран не упустили свой шанс: французы купили прекрасное полотно Тициана «Ужин в Эмауссе» (находится в Лувре), испанцы – «Конный портрет Карла V», также кисти Тициана, украшающий сейчас стены Национального музея Прадо в Мадриде и т.д. Англия навсегда лишилась многих шедевров, которые осели в музеях и частных собраниях мира.

В 1660 году во время Реставрации монархии специальный комитет занялся «Обнаружением и возвращением королевского имущества». Конечно, вернуть проданные за границу картины и статуи не удалось, а вот местные чиновники и аристократы, в домах которых осели предметы из собрания Карла I, поспешили их вернуть в надежде завоевать расположение нового короля Карла II (сына казнённого монарха). Карлу II удалось выкупить и вернуть в королевскую коллекцию около 200 работ.

Correggio. Venus with Mercury and Cupid (‘The School of Love’), c.1525. Oil on canvas. The National Gallery, London. Photo © The National Gallery, London

Четыреста лет спустя Королевская академия художеств в Лондоне впервые собрала под одной крышей часть коллекции Карла I. На выставке «Карл I: король и коллекционер» представлены 140 наиболее важных произведений из собрания монарха. 90 работ для экспозиции одолжила Её величество Елизавета II (из королевской коллекции), остальные прибыли из многих музеев, галерей и частных собраний мира. Залы Академии художеств сейчас больше напоминают музей, заполненный шедеврами Гольбейна, Дюррера, Брейгеля, Веронезе, ван Дейка, Тициана, Мантеньи, Рембрандта. Это не только выставка искусства, это историческое событие.

Главные действующие лица и исполнители грандиозного спектакля, разворачивающегося перед нами, объявлены уже в первом зале выставки. Все они здесь, портрет за портретом: Томас Говард, 21-ый граф Арундел, успешный коллекционер, разбудивший у Карла I вкус к собирательству; Индиго Джонс – архитектор, большой поклонник и последователь итальянского зодчего Андреа Палладио, воплотивший его идеи в своём проекте Банкетного дома в Уайтхолле; фламандский живописец и дипломат Питер Пауль Рубенс, дважды приглашённый Карлом I работать при английском дворе; Дениэль Мейтенс, главный королевский художник до назначения на этот пост ван Дейка. Антонис ван Дейк с массивной золотой цепью в руке, со значительным видом указывающий пальцем на гигантский – размером с его собственную голову – подсолнух (кажется, голландские художники были неравнодушны к этому цветку задолго до Ван Гога!) А вот и сам Карл I в трёхракурсном портрете: профиль, анфас, полупрофиль. Есть в этом холсте, созданном ван Дейком в 1630 году, какой-то сюрреалистический дух… Хотя природа тройного изображения короля объясняется вполне конкретной, даже утилитарной задачей: Карл I заказал свой бюст известному итальянскому скульптору эпохи Джованни Лоренцо Бернини, а, поскольку итальянец никогда его лично не видел, ван Дейк получил задание изобразить короля на холсте в различных ракурсах, чтобы у скульптора сложилось полное представление о портретируемом. Придворный художник c одинаковой тщательностью выписал одежду, кружева и каждый волосок у всех трёх Карлов, но при этом одел их в костюмы разного цвета. Глядя на эту троицу, сгрудившуюся на фоне грозового неба, трудно избавиться от ощущения шизофренического раздвоения… Бюст короля Бернини сделал, но скульптура сгорела во время пожара в Уайтхолле в 1698 году.

Hans Holbein the Younger. Anne Cresacre, c. 1527. Black and coloured chalks on paper. Royal Collection Trust / © Her Majesty Queen Elizabeth II 2017

История королевской коллекции началась с поездки в Испанию, куда Карл, ещё будучи принцем Уэльским, отправился в 1623 году – ускорить уже давно ведущиеся переговоры о заключении брака между ним и инфантой Марией Анной, сестрой короля Испании Филиппа IV. Это была довольно авантюрная затея: принц путешествовал со своим другом Джорджем Вильесом, герцогом Букингема, оба с фальшивыми бородами и под ложными именами – Джек и Том Смиты. Понятное дело, испанцы сразу раскусили, кто есть кто, и такое чудовищное нарушение английскими гостями всех правил придворного протокола никак не способствовало успеху переговоров. Но Карла это мало волновало – его потрясли несметные сокровища искусства заполнявшие грандизный дворцовый комплекс Эскориал под Мадридом и богатство коллекции династии Габсбургов. Особенно поразили воображение принца работы итальянскго художника Тициана, которые тот присылал к испанскому двору из Венеции. Карл буквально влюбился в картины Тициана – неважно, были ли это полотна, посвящённые императору Карлу V, или эротические сцены под мифологической вуалью. Принц начинает лихорадочно скупать на открытых торгах работы, взвинчивая цены, и охотно принимает картины в подарок от испанского короля. В общем, проект «Испанский союз» провалился, но в Англию Карл вернулся с целым ворохом картин, среди которых были творения Тициана, Веронезе и других художников.

И ещё что-то очень важное вынес принц из этой поездки. Он осознал силу искусства, понял, что картина может быть мощным орудием пропаганды, утверждающим силу монарха, его непререкаемый авторитет, его добродетели и важную миссию покровителя и защитника нации. И на протяжении своего царствования (взошёл на престол в 1625 г. после смерти отца, короля Якова I) Карл I неустанно пополнял свою коллекцию и приглашал ко двору ведущих художников своего времени.

Roman. Aphrodite (‘The Crouching Venus’), second century. Marble, 119 cm. Royal Collection Trust / © Her Majesty Queen Elizabeth II 2017

Жена короля, французская принцесса Генриетта Мария, разделяла его страсть к искусству. Правда, в отличие от мужа, охотящегося за работами мастеров итальянского Ренессанса (Тинторетто, Корреджио, Тициана, Леонардо, Рафаэля), Генриетта отдавала предпочтение художникам северного Ренессанса, а также итальянского высокого барокко; но это различие супругов во вкусах шло только на пользу коллекции, делая её многосторонней и разнообразной.

В 1625 году началась эпопея самого знаменитого приобретения Карла I произведений из великолепного собрания Гонзага, принадлежащего династии герцогов Мантуи. Переговоры о возможности покупки, которыми для короля занимался ловкий фламандский арт-брокер из Венеции, длились годами, и неизвестно, чем бы это всё закончилось, если бы не две неожиданные смерти: сначала графа Фердинандо Гонзага, а через год и его брата Винченцо II. У вступившего после них во владение коллекцией Гонзага-Неверса (из французской ветви династии) была куча политических проблем, вплоть до угрозы войны, так что ему срочно потребовались деньги. Чем не приминул воспользоваться шустрый фламандец, выманив, наконец, согласие на продажу коллекции. Шедевры из собрания Гонзага перекочевали в коллекцию Карла I, вызвав острые приступы зависти у других королевских дворов Европы. Самое грандиозное из приобретённых у герцога Мантуи произведений – «Триумфы Цезаря» итальянского художника Андреа Мантеньи: девять монументальных полотен, каждое около трёх метров длиной. На выставке в Королевской академии этим холстам отвели отдельный зал.

Переходя из зала в зал, мы видим, как выстраивался путь искусства, как крепко взаимосвязаны друг с другом старые мастера: Мантенья вдохновил Корреджио и Тициана, тот, в свою очередь – Рубенса, у которого затем учился ван Дейк.

Anthony van Dyck. Queen Henrietta Maria with Sir Jeffrey Hudson, 1633. Oil on canvas. Photo © Courtesy National Gallery of Art, Washington

Присутствие Карла I на выставке ощутимо постоянно: он поджидает нас почти в каждом зале. Король на поле боя или в кругу семьи; король, въезжающий на лошади в триумфальную арку, король на охоте…Облик Карла романтизирован и значителен. Развевающиеся блестящие локоны, властный взгляд, уверенная поза, элегантная одежда. Наделённый божественной властью правитель. В реальной жизни низкорослый (162 см), тщедущный и хилый, Карл I на портретах ван Эйка вырастает, выпрямляется, обретает стать, его подбородок гордо вздёрнут. Кисть художника, как бритва, срезает всё невзрачное, непривлекательное; ван дейковские портреты Карла I – великолепная, с блестящим мастерством исполненная лесть. Пропаганда времён Стюартов. О том, как на самом деле выглядел король, можем судить по его портрету 1928 года, написанному художником Дениэлем Мейтенсом: нервный, маленького роста молодой человек в слишком просторной одежде, с большим носом и выпученным глазами. Впрочем, идеализация в портретах царствующих особ – давняя традиция. Чтобы придать импозантности невысокой супруге Карла I Генриетте Марии, художник изображает её рядом с карликом, при этом искусно маскирует передние зубы королевы, которые, по свидетельству современников, торчали изо рта, как дула орудий из крепости.

Andrea Mantegna. Triumph of Caesar: The Vase Bearers, c. 1484-92. Tempera on canvas. Royal Collection Trust / © Her Majesty Queen Elizabeth II 2017

От Цезаря до Карла I – портреты царствующих особ провозглашали их силу и власть. Карл I прекрасно осознавал, что произведения искусства могут придать королевский блеск не только дворцам, но и возвеличить его персону, изобразить в самом хвалебном свете. Поэтому не скупился – заказывал работы лучшим художникам своего времени: Рубенсу, Артемизии Джентилески и её отцу Орацио, Ге́рриту ван Хо́нтхорсту, Гвидо Рени. И всё же главной звездой-портретистом Карла I был Антонис ван Дейк. Желая во что бы то ни стало удержать художника в Англии, король посвятил его в рыцари, назначил солидное жалованье, а затем пожаловал статус королевского художника. Вместе с супругой Карл I не раз навещал ван Дейка в его студии в лондонском районе Блекфайерс. Усилия монарха были вознаграждены. Именно ван Дейк создал имидж английского двора при Карле I – этот художник умел творить иконные образы! В огромном семейном портрете The Greate Peece (1632) король предстаёт одновременно отцом семейства и отцом нации: его корона лежит на столе, у коленей двухлетний сын Карл, рядом жена Генриетта с дочерью. Ван Дейк создал 40 портретов Карла I, многие из которых копировались и пересылались как дары королевским дворам других стран.

Titian. The Supper at Emmaus, c.1530. Oil on canvas. Paris, Louvre Museum. Photo © RMN-Grand Palais (musée du Louvre) / Stéphane Maréchalle

Всего 20 лет понадобилось Карлу I, чтобы собрать более двух тысяч живописных и скульптурных работ мастеров XV – XVII cтолетий. И если политические деяния этого монарха вряд ли кто-то вспоминает добрым словом (в годы его абсолютистского правления страну сотрясали восстания и гражданские войны, унесшие сотни тысяч жизней), то вдохновляющая коллекция, которую он собрал, оказала огромное влияние на восприятие искусства в Великобритании XVII века.

Кураторы выставки «Карл I: король и коллекционер» называют её «невозможной мечтой» – к счастью, сбывшейся! Это одна из тех экспозиций, которую просто нельзя пропустить. Кстати, Чарльз, Принц Уэльский, уже побывал на ней…

Charles I: King and Collector                                                                                                                     

27 января – 15 апреля 2018                                                                                                                  

Royal Academy of Arts                                                                                                              

Burlington House, Piccadilly, W1J 0BD                                                           

www.royalacademy.org.uk