Переосмысливая Боттичелли

Xin Yin . Venus after Botticelli, 2008 . Guillaume Duhamel, Private collection, courtesy Duhamel Fine Art, Paris.
1._Venus_1490s_by_Sandro_Botticelli._Photo_c_Volker-H._Schneider
Sandro Botticelli. Venus, 1490s. ©Gemäldegalerie Staatliche Museen zu Berlin Preußischer Kulturbesitz. Photo: Volker-H. Schneider.

Хотя из названия выставки «Переосмысливая Боттичелли» очевидно, что в экспозиции нас ждут не только картины великого флорентийца, признаюсь, первый экспонат застал меня врасплох. В погруженном в темноту зале музея Виктории и Альберта на большом киноэкране прямо на нас шагала из морских волн самая сексапильная девушка агента 007 – актриса Урсула Андресс в своем знаменитом белом бикини и двумя морскими раковинами в руках. Только что проснувшийся Джеймс Бонд (Шон Коннери) с изумлением подглядывал за ней из-за дерева. Этим эпизодом из первого фильма бондианы «Доктор Ноу» Теренса Янга открывается экспозиция. Аллюзии на картину «Рождение Венеры»?

Путь к холстам Боттичелли на выставке долог и извилист. Возможно, это метафора уникальной судьбы творений художника. При жизни Сандро Боттичелли (14451510 гг., настоящее имя – Алесса́ндро ди Мариа́но ди Ва́нни Филипе́пи) был одним из самых любимых и прославленных мастеров кватроченто, равный Леонардо и Микеланджело, Рафаэлю и Дюреру. Только вот коллеги и после смерти непоколебимо высились в пантеоне канонических фигур искусства, а имя Боттичелли с его кончиной на три века погрузилось в забвение.

Сегодня, когда «Весна» и «Рождение Венеры» Боттичелли во всем мире знамениты не менее «Моны Лизы» Леонардо да Винчи, трудно поверить, что до XIX века историки искусства и публика игнорировали произведения художника. Кураторы нынешней выставки в музее Виктории и Альберта попытались оценить масштаб вклада в искусство великого флорентийца, собрав в экспозиции работы художников XIX-XXI веков, а также объекты поп-культуры и медиа, созданные под влиянием его творчества. Около пятидесяти оригиналов произведений Боттиччели и студии мастера представлены в обрамлении многочисленных интерпретаций и версий его работ в живописи, графике, скульптуре, фотографии, кино, видео, моде, объектах дизайна. Среди 130 экспонатов – произведения Данте Габриэля Россетти, Эдварда Бёрн-Джонса, Уильяма Морриса, Рене Магритта, Эльзы Скиапарелли, Энди Уорхола, Синди Шерман.

Больше всех досталось самым известным холстам Боттичелли «Весне» (1482) и «Рождению Венеры» (1485) – на выставке целая толпа версий этих картин, созданных художниками всех видов и жанров. Венера-гермафродит, наделенная женскими и мужскими атрибутами пола в постановочной фотографии Джоэля Виткина «Бог Земли и Неба, Лос-Анджелес» (1988) воспроизводит композицию картины Боттичелли. Трехглазая Венера в оцифрованной Энди Уорхолом фотографии. Венера – героиня Умы Турман появляется из раковины в фильме Терри Гиллиама «Приключения барона Мюнхаузена». Серия фотографий перформенса «Occasional Strip-tease» (1974) французской художницы Орлан: на первых снимках она предстает в образе святой с ног до головы задрапированной в куски льняной ткани, напоминающие одежды монахини. А в последующих – постепенно, слой за слоем, сбрасывая одежду на манер стриптизерши, остается нагой в позе, имитирующей боттичеллевскую богиню.

В центре шелкографии Роберта Раушенберга «Swim» – фотография скульптуры, ассоциирующейся с Венерой Боттичелли. В контексте коллажа предметов, окружающих статую, автор представляет ее как метафору рождения американской культуры из европейской.

Дизайнеры Дольче и Габбана «порезали» изображение лица и тела боттичеллевской богини на фрагменты, создав коллаж, который фотоспособом был нанесен на ткань. Из этого материала накроили платьев и брючных костюмов для весенне-летней коллекции «Venus Dress (1993). Свою концепцию дизайнеры объясняют озабоченностью засильем массовой культуры и поисками новых канонов красоты.

В экспозиции есть и единственный сохранившийся футаж танцующей Айседоры Дункан. Глубоко тронутая работой «Весна», «пионерка» современного балета попыталась передать свои ощущения в танце. Босая, в свободном платье с цветочным орнаментом, напоминавшим одежды богини Флоры в картине Сандро, Айседора танцевала в 1902 году во Флоренции под музыку Клаудио Монтеверди. «Я думала, танцуя эту картину, что пошлю всем весть о любви, весне, рождении жизни», – писала Айседора и утверждала, что именно движение трех граций с холста Боттичелли, их развевающиеся одежды, стали отправной точкой ее новаторского «Танца будущего».

Фотограф Rineke Dijkstra исследует, как глубоко визуальные образы искусства внедрились в нашу коллективную память. В серии портретов девушек-подростков, сфотографированных на морском берегу, каждая из героинь подсознательно принимала позу боттичеллевской Венеры – независимо от того, где был сделан снимок – в Польше или в Калифорнии.

В работе китайца Йинь Ксина «Венера, после Боттичелли» (2008) черты лица богини обретают явные азиатские черты: узкий разрез глаз, черные волосы. Художник многие годы трудится над серией «По следам Мастера»: тщательно переписывая канонические полотна европейского искусства, преображает их героев в персонажей дальневосточного происхождения.

В остроумной композиции японки Томако Нагао Венера стоит на игровой консоли, дрейфующей в море популярных итальянских продуктов (спагетти Barilla, конфеты Baci и т.д.). Над головой богини в экстазе туристического консюмеризма во все стороны мчатся самолеты бюджетной авиалинии Easy Jet, исправно доставляющие всех желающих в страну искусства и вкусной еды.

Еще круче завернул бразильский художник Вик Муниз: в его версии «Рождения Венеры» раковина, из которой появляется богиня любви, покоится на горе реального мусора (в основном, из старых гаджетов, технических приборов, пустых контейнеров) со всех сторон внедряющегося в композицию.

Ирония, ирония, ирония… эклектичная смесь репродукций, имитаций, копий, цитат.

От современного искусства и поп-арта экспозиция движется к сюрреализму. Холст Рене Магритта «Готовый букет» (1957) . Человек в котелке повернулся к нам спиной, на фраке – копия «Весны» Боттичелли. Говорят, что, увидев в Уффици оригинал, бельгийский сюрреалист отметил: «Неплохо, но на открытке смотрится лучше».

Увы, на выставке «Переосмысливая Боттичелли» нет ни «Весны», ни «Рождения Венеры» – оригиналы этих работ никогда не покинут флорентийскую галерею Уффици. На мой взгляд, абсолютно правильная позиция. В каждом музее мира есть такие «невыездные» картины. Мадридский Прадо никому не одолжит шедевр Диего Веласкеса «Менины», а Третьяковская галерея – «Троицу» Рублева.

Между тем время в экспозиции продолжает нестись вспять. Викторианская эпоха, художники-прерафаэлиты. Именно они открыли для себя флорентийского мастера, вытащили из забытья работы, три столетия дремавшие в безвестности после его смерти. Данте Россетти приобрел холст художника «Портрет Смеральды Брандини» на аукционе за 20 фунтов – сумма, даже по тем временам символическая. Сегодня – это единственная картина Боттичелли в коллекции музея Виктории и Альберта. Очарованные меланхолической красотой и чистотой героинь Боттичелли, прерафаэлиты возвели их на пьедестал идеала женской красоты. Портреты Джейн Моррис кисти Данте Россетти на выставке не оставляют сомнений в том, кто был источником вдохновения, вот только дотянуться до ренессансного художника английскому мастеру так никогда и не удалось. Рядом искусный гобелен его друга Уильяма Морриса «Сад», созданный под впечатлением «Весны» Боттичелли; правда, социалист Моррис внес в свою работу социальную ноту: мифологические героини обещают миру «новую весну».

Из века девятнадцатого, перепрыгнув пропасть в несколько столетий, попадаем в пятнадцатый.

6._The_Virgin_and_Child_with_Two_Angels_c.1490_by_Sandro_Botticelli_c_Gem+-›ldegalerie_der_Bildenden_K+-nste_Vienna
andro Botticelli. The Virgin and Child with Two Angels, c.1490. Image courtesy of Gemäldegalerie der Academie der Bildenden Künste Wien.

О Сандро! Спасибо, что ты родился. Что стал художником. Что оставил нам свои работы. Тихое сияние холстов Боттичелли после громогласного апофеоза имитаций, репродукций, цитат и воинствующего китча современного искусства нисходит как благодать. Почти пятьдесят работ художника и его мастерской – сердце выставки, магнит и главная причина обязательно посетить экспозицию.

Певучие мелодий линий, завораживающая пластика складок, взволнованные ритмы, каскады курчавых волн золотых волос, отстраненные прекрасные лица, от которых невозможно оторвать глаз, умиротворение и восторг. Портреты знати, богини, нимфы, мадонны, младенцы, ангелы – в холстах Боттичелли красота, как вода в ручье естественно перетекает из религиозных композиций в мифологические и светские.

На этих полотнах – отблеск Флоренции эпохи кватроченто, с ее славой и безумствами, светской изощренностью и фанатической религиозностью. Портреты Симонетты Веспуччи, легендарной флорентийской красавицы – скольких нимф, богинь и мадонн Сандро написал с ее лица! Портрет 25-летнего политика Джулиано де Медичи, убитого во время пасхальной мессы в соборе Санта-Мария-дель-Фьоре: взгляд обращен в себя, красная туника пылает на фоне бледно-голубого неба. «Паллада и Кентавр» – полотно из Уффици, в котором монументальная и в то же время необыкновенно женственная богиня изящным движением укрощает дикое существо, кентавра – гуманистическая аллегория мудрости, одерживающей победу над жестокостью. Гипнотизирующая своими ритмами, полифонией покоя и движения картина «Мистическое рождество» 1500 года. Невероятная тонкость и изящество рисунка иллюстраций к «Божественной комедии» Данте. И кода выставки – «Венера» кисти Сандро Боттичелли 1490-х, покинувшая, наконец, свою раковину и из глубокой черноты фона легко ступившая в XXI cтолетие.

Botticelli Reimagined

до 3 июля 2016                                    

Victoria and Albert Museum

Cromwell Road, London SW7 2RL

www.vam.ac.uk

Be the first to comment

Leave a Reply