Арно Бамберже – 33 года с Картье

 

Арно Бамберже был переведен из Парижа в Лондон в 1992 году, чтобы занять пост генерального директора Cartier UK Ltd на New Bond Street. С тех пор он не только возглавляет «Картье», но и играет важную роль в светской и спортивной жизни столицы. В апреле во Франции министром культуры Арно Бамберже был вручен орден «За достижения в искусстве и литературе», которым по традиции награждают за выдающийся вклад в культуру Франции.

Aрно родился и вырос во Франции, в семье, являющейся одной из ветвей знаменитой фамилии изобретателей кино – Люмьеров. Он изучал философию и экономику в Париже, где и был замечен Alain Dominique Perrin, тогдашним президентом Cartier. В течение нескольких лет Арно работал директором по экспорту парижского отделения Cartier, однако хорошее знание английского языка позволило ему в начале 1980-х занять пост вице-президента в Нью-Йорке. За время пребывания в Соединенных Штатах Арно открыл 15 новых магазинов фирмы. В 1987 году ему было предложено возглавить операции по розничной торговле компании по всему миру, и Арно вернулся на родину, а затем в 1992 году переехал в Лондон. Под его успешным руководством этот весьма важный для Cartier рынок удвоил свои обороты и продолжает процветать. Арно – один из самых инициативных людей, он известен своими великолепными организаторскими способностями. Приемы во время гонок в Гудвуде, поло в Виндзоре, потрясающие праздники в «Картье» – все проводится под его руководством.

Вы заметили изменения на ювелирном рынке в связи с экономическим кризисом?

Я считаю что замедление активности на этом рынке неизбежно. «Картье» существует 165 лет, и я думаю, через 165 лет мы все еще будем здесь. Другие компании, которые создавали огромное количетво дорогих безделушек, исчезнут. Люди возвращаются к услугам компаний, у которых есть ценности, – они готовы тратить деньги, но охотнее сделают это, приобретая настоящую вещь, которую можно передать по наследству.Состоятельные люди к нам возвращаются всегда – мы не только креативны, мы самые лучшие среди ювелиров.

Станут ли ваши изделия более доступны по цене?

Может, мы пересмотрим нашу ценовую политику – у нас есть дорогие изделия, но я вижу, что появляется больше людей, которые хотят купить что-то сделанное со вкусом, но по более средней цене. Это могут быть часы, выполненные, например, из стали, а не из золота, но по-прежнему соответствующие классическому стилю «Картье».

Люксовые марки полюбили русских с их деньгами и желанием их тратить, до этого в фаворе были люди с Ближнего Востока. Кто дальше?

Я думаю, русские по-прежнему будут тратить, так же как и клиенты с Ближнего Востока по-прежнему покупают наши ювелирные изделия – правда, теперь они лучше разбираются в них. Китай становится большим рынком и, наверное, станет новой Японией по количеству средств, потраченных на дорогие вещи. Мы уже открыли 25 магазинов в Китае. В России мы открываем магазины, но мы и раньше были известны в вашей стране благодаря сотрудничеству с «Фаберже». Мы не снобы в отношении новых денег. Даже если родители плохо образованы, их дети будут лучше. Лучше иметь новые деньги, чем никаких. Мы готовы всем предоставить свои услуги и показать наши изделия. Раз они смогли заработать деньги, они отличаются умом, они успешны – да, иногда им не хватает манер. И если богатый, но невоспитанный человек попадает на мой ужин, меня волнуют его манеры. Вот сидит он на ужине, держит в руке три телефона, кричит в них постоянно, с соседями по столу не общается. Если человек не умеет вести себя в обществе – до свиданья, даже если он очень важная персона. В мою задачу не входит обучать людей, я развлекаю своих клиентов и друзей (что иногда одно и то же). Мне нужно быть осторожным – нельзя, чтобы меня заметили в неподходящей компании. Сложная ситуация – приходится строить мост между старыми и новыми деньгами.

Вы меняете дизайн коллекции в зависимости от национальных вкусов?

Мы не следуем моде, мы ее создаем. Мы принимаем во внимание очевидные вещи – например, пальцы у японцев меньше, чем у русских, а потому отличается размер колец. «Картье» мыслит масштабно и дает всем шанс приобрести что-то из нашей коллекции. Мы стараемся понимать местный менталитет, иногда можем изменить цвет золота, например, но не более.

Как вам работается в «Картье» уже на протяжении 33 лет?

Я начинал как экспедитор во Франции, потом на Ближнем Востоке, затем стал «глобальным экспедитором», меня отправили в Америку, где я открыл 15 магазинов. В Париж я вернулся как директор по продажам. Это было очень утомительно – я постоянно путешествовал. Я женился во второй раз, родился ребенок – я почти не видел семью. Мне нужно было чаще видеться с семьей, а то пришлось бы разводиться во второй раз. Президент компании предложил приехать в Лондон. Шел 1992 год – компания хотела выпустить свои акции на фондовой бирже Лондона, и нужно было укрепить репутацию «Картье» в Англии. Я по-прежнему здесь и очень счастлив. Я люблю англичан, Лондон – это дом для меня и моей семьи. Мои дети от второго брака стали англичанами – один здесь родился, дочь приехала в очень раннем возрасте. Для обоих английский родной язык, хотя и говорят по-французски – дочь лучше, сын учит. Дома с женой, которая американка, но познакомился я с ней в Париже, мы говорим по-английски.

Ваша жена любит получать ювелирные украшения в подарок? Какой у нее вкус?

Мы женаты 20 лет, я знаю ее вкусы очень хорошо. Она всегда с радостью принимает в подарок хорошее украшение. Не всегда это «Картье», хотя на моей жене ожидают увидеть именно эту марку. Недавно я подарил ей красивое кольцо от Van Cleef & Arpels. Что бы я ни дарил, это всегда идет от сердца и соизмеряется с финансовыми возможностями – не всегда это что-то грандиозное, но всегда то, что доставит ей удовольствие.

Как ваше имя стало синонимом лондонского светского сезона?

Я знаю, как выстраивать отношения с общественностью. Когда меня попросили поработать над восприятием бренда в Лондоне, я стал думать, как сделать «Картье» более узнаваемой маркой среди англичан и людей других национальностей, которые живут в Лондоне. Я пришел к выводу, что англичане больше всего любят загородную обстановку и скачки. Мы стали участвовать в Цветочном фестивале Челси и выиграли несколько золотых медалей. Следующим шагом стала организация ужина для сотни моих гостей перед открытием фестиваля в Челси – я больше его не делаю, потому что слишком много людей хотели принять участие. Но мне было приятно, что ужин стали считать началом летнего светского сезона в Лондоне. Что касается лошадей: я принял решение вручать специальный кубок и организовывать специальный прием, но только для людей вовлеченных в конный бизнес, – заводчиков, жокеев. Для того, чтобы отметить выдающийся вклад некоторых людей в конный бизнес, мы создали специальную награду – Racing AWARD . Я был удостоен чести в разные годы вручить ее королеве Елизавете и правителю Дубая шейху Мохаммеду. Они не могли присутствовать на официальном ужине, но разрешили преподнести им награду и снять церемонию на камеру. Эти значимые мероприятия помогли укрепить имя «Cartier». Следующим шагом было поло – на поло я, кстати, познакомился с королевой, потому что ее муж, сын и внуки играют в поло. Мы стали общаться друг с другом. Мы знакомы уже 17 лет.

Вы будете по-прежнему организовывать большие мероприятия, несмотря на кризис?

Мы сможем это делать, я знаю очень хорошо – как. Но делать это нужно со вкусом. Я всегда старался поддерживать высокий уровень стандартов в нашей компании – «Картье» до сих пор означает «самое лучшее». Сейчас нужно быть потише, мне ни к чему слишком много шумных мероприятий.

Вы могли бы издать книгу, полную увлекательных историй…

За годы поездок по миру для «Картье» у меня набралось много интересных историй. Путешествия были частью моей работы – и если вы активный человек, как я, то вам всегда будет весело. Но я пока не думал о книге. За последние три года я написал несколько глав книги о «Картье» и сделал это с большим воодушевлением. Я всегда гордился тем, что работаю на эту компанию, и пытался передать это чувство всем, кто со мной работает.

Как вы привлекате молодежь?

Вначале я пригласил на поло друзей принцев Уильяма и Гарри, чтобы омолодить публику. Принц Уильям тоже приехал с друзьями, потом захотел отметить на поло свой 18-й день рождения. Он не был в то время публичной фигурой, и я посоветовал ему получить одобрение отца и Ее Величества, которые должны были быть на поло. На следующий день все газеты вышли с фотографиями принца, отмечающего с шампанским свое 18-летие. Но большинство молодежи по-прежнему не считали, что день на поло – это весело. Потому мы стали работать с ночным клубом Chinawhite, который организовал свою секцию с диджеями и танцами. Теперь на поло даже слишком много молодых людей. (Смеется.) Мне нужно смотреть, чтобы был баланс между возрастными категориями и сохранялся фокус на поло, знаменитостях и королевских особах.

Вкусы молодежи в ювелирных украшениях отличаются от вкусов старшего поколения. Вы думаете, они, когда повзрослеют, будут больше ценить то же, что и мы?

Время больших тиар безвозвратно ушло, нет необходимости в огромных гарнитурах, и не так много поводов осталось их надеть – иногда я получаю свадебный заказ, на изготовление которого уходит около года. Но вообще нужно создавать больше практичных вещей, ярких, веселых, но по-прежнему безупречно изготовленных.

Многие красавицы были лицом «Картье» – кто вам нравится больше всего?

Сейчас нас представляет Моника Белуччи. Прекрасный выбор: она не слишком молода и не стара, не худая и не полная, умная, сильная личность – она великолепна. Но я не стал бы ассоциировать «Картье» только с одним человеком – мы пытаемся быть привлекательными для всех, блондинок и брюнеток, русских или американок. В центре нашей рекламной кампании всегда наши изделия, а не лица.

Be the first to comment

Leave a Reply