Кофе и чай в жизни Лондона

«Материалы для книги собирались, без преувеличения, все 12 лет моей жизни в Лондоне. Ведь лучше всего познать город можно из прочитанных книг и статей, собственных открытий, а также советов других людей. Почти все, о чем пойдет речь, мне довелось узнать, испытать или проверить самостоятельно».

Из книги «Лондон: Разрушение стереотипов, или Нетуманный Вавилон», издательство ЭКСМО, 2015 г.

Отдельный и обстоятельный разговор можно вести о роли кофеен и чайных в жизни Лондона в разные эпохи его развития. Кофейни появились в Лондоне во времена Кромвелевской республики, вскоре после того, как кофе из Оттоманской империи проник в Западную Европу. Первая кофейня открылась на Сейнт-Майклс-аллей (St. Michael’s Alley) в квартале Корнхилл в Сити в 1652 году. Кофейни, или кофе-хаусы, очень быстро набрали популярность как места встреч и обсуждения общественно-политических вопросов.

С одной стороны, это были более утонченные места, чем таверны. С другой – здесь собирались люди самых разных сословий. Это был своего рода «теневой» и намного более репрезентативный парламент в прямом смысле слова – место, где говорили, обсуждали и обменивались мнениями. Здесь читали вслух «Лондонскую газету» (London Gazette), которая только-только начала издаваться и не являлась газетой в современном смысле этого слова – такие появятся только в начале XVIII века. Это существующий до сих пор вестник правительственных постановлений и государственных событий.

Расцвет кофе-хаусов пришелся на вторую половину XVII – первую половину XVIII века, когда Англия переживала бурные политические перемены и преобразования. Кофе-хаусы стали настолько влиятельными, что их хотели запретить очень многие – начиная с короля Карла II и заканчивая женами пропадавших днями в кофейнях мужей, которые даже составили «женскую петицию» на этот счет.

На основе кофеен выросли ключевые лондонские финансовые институты – кофейня Эдварда Ллойда на Тауэр-стрит стала местом заключения сделок по страхованию судов и впоследствии стала лидером мирового морского страхового рынка Lloyd’s of London. Владелец кофейни на Эксчейндж-аллей начал выпускать листок цен и запасов основных товаров, который лег в основу Лондонской фондовой биржи. Всемирно известные аукционные дома Sotheby’s и Christie’s также ведут свою историю от кофе-хаусов.

Закат культуры кофеен наступил в середине XVIII века, когда кофе как напиток был вытеснен чаем, ставшим модным вследствие масштабного импорта его из Индии Ост-Индской компанией.

Чай появился в Лондоне примерно в то же время, что и кофе – в середине XVII века – и подавался в тех же кофе-хаусах, но завоевывал место под солнцем довольно долго, почти сто лет. Первоначально владельцы кофеен должны были объяснять посетителям, что они им предлагают. Вот, например, памфлет владельца кофейни Томаса Гарравэя, напечатанный в 1658 году в журнале Mercurius Politicus, который тогда имел монополию на печатание новостей: «Этот великолепный и всеми врачами рекомендуемый напиток из Китая, который сами китайцы называют «ча», а в других странах «тэй» или «ти»… продается в кофейне «Голова султанши» в Суитингс-рентс у Королевской биржи, в Лондоне».

Чай стал напитком аристократии и купечества, его популяризации способствовали такие светские дамы, как супруга короля Карла II Екатерина Браганcская. Фарфоровый завод в Челси в 1740-е годы наладил выпуск чайного фарфора, похожего на китайский, у которого тут же появилось множество имитаций.

Довольно быстро чай распространился среди всех классов британского общества, и Британия стала навсегда ассоциироваться с чайными традициями. Впоследствии – уже в викторианские времена в середине XIX века – герцогиня Бедфордская Анна Расселл, фрейлина королевы Виктории, придумала знаменитый и поныне послеполуденный чай с небольшими пирожными и бутербродами, который заполнял паузу между дневным ланчем и вечерним обедом и быстро сделался популярным светским мероприятием.

До сих пор в сухом доке Гринвича стоит последний сохранившийся в мире чайный клипер «Катти Сарк», который когда-то возил из Азии в Лондон тюки с чаем. Лондон надолго стал центром мировой чайной торговли, а чайные аукционы здесь проводились вплоть до 1998 года. Чайные салоны и послеполуденный чай до сих пор являются непременным атрибутом английского стиля. На послеполуденный чай по всем правилам, с выбором мини-сэндвичей и пирожных, принято ходить в дорогие гостиницы. Чуть более дешевые версии предлагают крупные универмаги. Но можно вполне обойтись и доступным практически везде демократичным «сливочным чаем» (cream tea), который состоит из чайника чая и пары булочек-сконс с изюмом, к которым подаются густые, как сливочное масло, сливки (clotted cream) и клубничный джем.

Приятные чайные заведения находятся в Хэрроу на северо-западе Лондона, где расположена именитая школы для мальчиков, а также в Ричмонде – например, The Tea Box по адресу 7 Paradise Road, где вместе с чаем Вам принесут маленькие песочные часики, чтобы точно засечь оптимальное время для заваривания.

С кофейнями в Лондоне теперь проблем нет, благодаря «хипстерской» культуре они распространились повсюду. Крупные сетевые бренды мы здесь в расчет не берем, их найти, полюбить, а потом разлюбить не сложно. А вот на более мелкие есть смысл обратить внимание: из уже хорошо зарекомендовавших себя – это Workshop и Monmouth Coffee. Возможно, в них уже больше не ведутся политические дебаты и не вершатся судьбы мира, но кофе они предлагают хороший и свежий.

 

Александр СМОТРОВ

Журналист, экс-собкор РИА Новости в Лондоне, Александр Смотров живет в столице Великобритании с 2003 года. Его книга «Лондон: Разрушение стереотипов, или Нетуманный Вавилон» предназначена для влюбленных в этот город, для тех, кто сюда возвращается снова и снова и готов открыть для себя нетривиальные места и факты в контексте двух тысяч лет истории Лондона. Московское издательство «ЭКСМО» поддержало идею необычного путеводителя, вышедшего в прошлом году в серии «Город мечты» наряду с книгами о Берлине,                                                                                          Нью-Йорке и Риге.

Be the first to comment

Leave a Reply